Город и горы        14 февраля 2010        390         0

В русле политкорректности

Горожане, гуляющие вдоль высохшего русла реки Шахамон в недоумении смотрели на странные обрезки труб, устанавливаемые вдоль берегового откоса. Неужели именно тут будет стоять забор, ограждающий Эйлат от проникновения нежелательных элементов из Синая?

Публикация в газете «Эйлатская неделя» (№18 от15.11.09) внесла ясность. Оказывается, это памятник на «дарб аль-хадж», дороге паломников. Авторы проекта Цви Декель и скульптор Боки Шварц. Руководит проектом представитель министерства строительства и реконструкции в Эйлате Макс Де Грот, это министерство финансирует установку скульптур. Как пишет «Эйлатская неделя» стоимость проекта около 6 миллионов шекелей. За эти деньги на участке длиной в 350 м будет установлено 110 фигур паломников, идущих в Мекку.

Когда я выбрался на место и посмотрел на эту скульптурную группу, у меня возникло чувство глубокого недоумения. При этом недоумение канализировалось в четырех направлениях: эстетическом, экономическом, этнографическом и идеологическом.  

Издали смотрю – ну прямо «Белое солнце пустыни», подхожу ближе – все равно трубы ржавые

>  художественных достоинствах проекта можно судить по фотографиям. Действительно, под некоторыми ракурсами при хорошем воображении можно углядеть цепочку людей в черных одеяниях с головы до пят. Но с большинства направлений все-таки видны ряды ржавых труб. Высота труб одинакова – чуть выше человеческого роста, а вот разрезы разнообразные. Оживляж.

Сколько денег закопали?
Минстрой выделил 6 миллионов шекелей на 110 фигур. Разделив 6 миллионов на 110, получим, что одна труба на крестовине стоит 54.5 тысячи шекелей. Столько же стоит со вторых рук приличный автомобиль выпуска 2005-2007 годов. (Представляете, на отрезке от моста до моста стоят 110 легковых автомобилей, а не ржавых труб). Даже с учетом того, что трубы сделаны из толстого металла, а их основания представляют достаточно сложную конструкцию, по-видимому, предполагающую и подсветку, дороговато выходит. На официальном сайте Минстроя можно посмотреть список услуг, оказываемых этим министерством. Финансирования строительства памятников в этом перечне нет. Зато есть помощь в аренде и приобретении жилья, в реконструкции существующего жилья и благоустройстве микрорайонов. То есть потратить деньги с большей пользой можно даже в рамках министерских полномочий. А уж если у чиновников Минстроя такая любовь к археологии, то за 6 миллионов можно провести несколько сезонов раскопок.

Почему в Мекку идут одни Гюльчатаи?
Итак, под удачным ракурсом мы видим черные фигуры, задрапированные с головы до пят. Сразу возникает ассоциация с мусульманскими женщинами, одетыми в чадру. То есть, по воле скульптора, в хадж отправились одни лишь женщины. (Мужчин в этой группе не заметно, шариат требует, чтобы женская и мужская одежда четко различалась). Между тем, необходимым условием хаджа для женщин является сопровождение мужчиной: мужем или родственником настолько близким, она не имеет права выходить за него замуж. Допустить, что в Мекку по нашим просторам шла группа из 110 одних лишь женщин, нереально. Гаремы такого размера сопровождают многочисленные евнухи. Так что правде жизни эта скульптурная группа не соответствует.

У нас, что, евреи кончились?
Допустим, что мои эстетические претензии преждевременны (дуракам полработы не показывают) и в законченном, покрашенном и подсвеченном виде скульптурная группа окажется произведением огромной художественной ценности. Допустим, также, что финансировали ее постройку не израильские налогоплательщики, а например, саудийские меценаты. Все равно остается главный вопрос: а почему в еврейском государстве, в городе с преобладающим еврейским населением, должен стоять памятник мусульманским паломникам?

Может именно мусульмане проложили путь из Африки в Аравию через Синай и побережье Эйлатского залива? Так ведь нет. Синай издавна был важным мировым перекрестком. Караванным путём с востока на запад полуострова еще до нашей эры пользовались набатеи и римляне. Африканские мусульмане, совершающие паломничество в Мекку, тоже пошли этим путем, получившим впоследствии наименование "дарб аль-хадж — дорога паломников". Но ислам возник в Саудовской Аравии менее полутора тысяч лет тому назад, а в Африке мусульмане появились еще позже. Так что идущие в Мекку были отнюдь не первыми на этом пути. В 1949 г. израильская армия положила конец сухопутному маршруту Африка-Мекка. Более того, выход Израиля на берег Красного моря разорвал территориальную непрерывность исламского мира, разделив его на западный и восточный, Магриб и Машрик.

Но задолго до мусульман и даже римлян с набатеями этим путем шли из египетского плена в землю обетованную евреи. Было это 3300 лет назад. Именно на эйлатский берег привел их Моше Рабейну. С этими событиями связаны и первые упоминания Эйлата в Танахе: "….И двинулись из Йотваты, и расположились в Авроне. И двинулись из Авроны, и расположились в Эцьон-Гевере" (Бамидбар, 33:34-35). "….И развернулись мы, и отправились в пустыню по пути к морю Суф, как говорил Б-г мне, и обxодили мы гору Сеир многие дни. И отступили мы от братьев нашиx, сынов Эйсава, живущиx на Сеире, от пути степного, от Эйлата и от Эцьон-Гевера, и развернулись мы, и прошли по пути к пустыне Моав." (Дварим, 2:1; 2:8. Так что если уж возникло желание отметить одну из троп, которой странствовали народы между Африкой и Азией, то вполне можно было поставить памятник древним евреям, а не мусульманам. Тем более, что Эйлат – единственный современный израильский город, по территории которого ходил пророк Моисей.

Может авторы надеются таким образом привлечь туристов? Западных туристов район наших новостроек не интересует. Израильские арабы, отдыхая в Эйлате, проводят время в гостиницах и магазинах, а не занимаются поиском исторических корней. Паломники из Африки, идущие в Мекку, обходят Израиль стороной. Паромы Нуэйба – Акаба провозят их мимо Эйлата. Три-четыре часа в море, зато никаких контактов с сионистами. Так что туристов нам эти 6 миллионов шекелей не прибавят. Остается политкорректность. Может у нас с соседями уже такие хорошие отношения, что мы со взаимным уважением относимся к истории друг друга? Увы.

В Иордании, при поездке в Петру, экскурсовод расскажет израильской русскоязычной группе, где ходил Моше, где похоронен Аарон. Если же группу организуют для российских туристов, то ни слова о еврейской истории им не скажут. Не было нас тут. С Египтом еще сложнее. Я посмотрел много египетских сайтов на русском языке в поисках информации о «дарб аль-хадж». Нигде ни слова о том, что часть пути находится на территории Израиля. Какой там Израиль, если на картах Египта, с которым у нас подписан мирный договор, Эйлат указан как египетский Ум-Рашраш. Некоторые египетские политики до сих пор требуют возвращения им юга Израиля, чтобы восстановить территориальную целостность мусульманского мира.

И при таких добрых соседях мы устанавливаем памятник их прошлому присутствию на нашей земле. Может нам еще извиниться, что на пути молящихся построен Эйлат? Может и памятник «чернильному флагу»* убрать, чтобы соседей не обижать?

___________________________________________
*Скульптурная группа на площади Ум-Раш-раш была открыта в феврале 1996 г: в день Эйлата.

 

Композиция высотой 8,5 м отображает событие 1949 года – поднятие «чернильного» флага на берегу Красного моря, ознаменовавшее окончание Войны за независимость.

Автор — скульптор Дани Кфари. 
 

Стоимость проекта по ценам того времени – 350 000 шек. (то есть поставить бронзовый памятник на дорогой земле в центре города у моря стоило почти в 20 раз дешевле, чем воткнуть 110 труб на бросовой земле в русле, где никакое строительство невозможно)

Обратите внимание на лица солдат на фотографии. Никакого геройски-бронзового выражения. Еврейская самоирония (но не политкорректность на гране мазохизма).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

free translation
Потребление памяти: 32.5MB