Город и горы        11 мая 2008        119         0

КАЦАА – труба, соединяющая океаны

Вдоль шоссе, идущего от центра Эйлата к египетской границе, то слева, то справа видны заборы и щиты с надписью КАЦАА. Иногда вдоль забора ездят машины службы безопасности с такой же эмблемой. А за забором почти ничего не видно – резервуары, небольшие причалы, какие-то трубы, вентили. Эйлатцы мало что знают о компании КАЦАА – «кав цинор Эйлат-Ашкелон», что в переводе на русский означает «трубопровод Эйлат-Ашкелон», она же — Eilat Ashkelon Pipeline Co. Ltd. (ЕАСР). 
 

На самом деле, это очень мощная организация. Как сообщает ее официальный сайт, компания обеспечивает наземную транспортировку сырой нефти от Красного моря к Средиземному и в обратном направлении, то есть связывает трубами Индийский и Атлантический океаны. Компания управляет двумя нефтяными портами и двумя терминалами для хранения нефти. Помимо сырой нефти, КАЦАА занимается нефтяным газом, мазутом, другими продуктами перегонки нефти, а также углем.

   Но основная деятельность КАЦАА связана с перекачкой нефти из Эйлата и до Хайфы. Для этого у нее есть три нефтепровода. Основной нефтепровод протяженностью 254 км из труб диаметром 100 см соединяет порты Эйлат и Ашкелон на Средиземном море (на схеме он обозначен зеленой линией). Нефтепровод протяженностью 36 км из труб диаметром 40-45 см соединяет нефтебазу в Ашкелоне с нефтеперегонным заводом в Ашдоде. (На схеме он обозначен желтой линией.) Нефтепровод протяженностью 197 км с диаметром труб 40-45 см соединяет Ашкелон с нефтеперегонным заводом в Хайфе (на схеме он синий).

   Нефтяной порт в Эйлате имеет два причала. Малый причал может обслуживать танкеры грузоподъёмностью до 100 тысяч тонн с небольшой осадкой (глубина около причала 16 м). Максимальная производительность загрузки–разгрузки танкеров на этом причале составляет 10 тысяч кубометров в час. Второй причал может обслуживать танкеры грузоподъёмностью до 500 тысяч тонн с большой осадкой (глубина около причала 30 м). Максимальная производительность насосной системы на этом причале составляет 20 тысяч кубометров в час.

   Прибрежная нефтебаза вмещает 160 тысяч м3 нефти. Отсюда нефть перекачивается на главную нефтебазу в Рамат-Йотаме, где есть 16 резервуаров-хранилищ общей емкостью 1.2 миллионов м3. Перекачку нефти на север обеспечивают три насосные станции с максимальной производительностью 60 миллионов тонн в год.

   Еще две насосные станции позволяют качать нефть в противоположном направлении, то есть от Средиземного моря к Красному с максимальной производительностью в 20 миллионов тонн в год. Кроме того, с севера на юг идет трубопровод (диаметр труб 40 см, на схеме он обозначен красным), по которому продукты нефтеперегонки, в основном, реактивное топливо, поступают на авиабазу Увда. (Иногда в новостях появляются сообщения о том, что бедуины в очередной раз врезались в трубу и украли авиационный керосин прямо из трубопровода).

   В разделе, посвященном истории КАЦАА, сайт собщает, что ее предшественницей была государственная компания "Afike Neft" (канал сырой нефти). Основананая в 1956 г. эта компания получала нефть-сырец из скважин в пустыне Синай и переправляла её на нефтеперерабатывающий завод в Хайфе.

   В 1957 г. были заложены первые 3 резервуара в Эйлате и нефтепровод из двадцатисантиметровых труб из Эйлата в Беер-Шеву, откуда сырая нефть доставлялась в Хайфу по железной дороге. Позже были проложены сорокасантиметровые трубы, идущие от Беер-Шевы до Ашдода, а уж оттуда нефть везли в Хайфу танкерами.

   В 1959 г. эйлатский нефтепровод достиг Хайфы. В последующие годы увеличилась емкость нефтехранилища в Эйлате и возросла пропускная способность нефтепровода Эйлат — Хайфа. В 1966 г. было завершено строительство первого нефтяного причала в Эйлате. А в 1968 г. была создана компания КАЦАА для прокладки 100-сантиметрового трубопровода от Эйлата до Ашкелона.

   Вот такая у компании славная история. Но кое о чем официальный сайт умалчивает. А вот из статьи Дова Конторера читатель может узнать, что большой нефтепровод Эйлат-Ашкелон был построен Израилем совместно с Ираном, и главным его назначением была транспортировка иранской нефти в Европу, через Средиземное море. Выходившие из Персидского залива танкеры огибали Аравийский полуостров и прибывали в Эйлат, откуда иранская нефть шла по трубе в Ашкелон.

   Хомейнистская революция положила конец сотрудничеству между Израилем и Ираном, но нефтепровод остался. Вопрос о правах на это сооружение до сих пор не решен международным арбитражем. Так что сегодня нефтепровод эксплуатируется Израилем, а часть прибыли от его деятельности вкладывается на трастовые счета.

   Нельзя сказать, что иранские инвестиции в КАЦАА – большой секрет. Википедия сообщает, что компания была изначально (в 1968 г.) создана при равном финансовом участии Израиля и шахского Ирана.

   Сейчас иранскую нефть к нам не возят, зато на рынке появилась российская и азербайджанская нефть из каспийских месторождений. А по берегам Индийского океана есть много государств, нуждающихся в нефти. Доставлять им каспийскую нефть сложно. По трубам эта нефть доходит до Черного моря, где ее грузят на танкеры. Но через Суэцкий канал супертанкеры проходить не могут, так что по пути в Юго-Восточную Азию приходится совершать долгое трехнедельное путешествие вокруг Африки.

   Поэтому и возник проект «Обратный поток», позволивший КАЦАА качать нефть из Ашкелона в Эйлат и вывозить каспийскую нефть танкерами непосредственно в Индийский океан. 

    Одной из причин, давшей начало данному проекту, послужило исходное предположение, что часть сырой нефти, производимой в России, Республиках Центральной Азии или на Кавказе и загружаемой в различных нефтяных портах на Черном море, может продаваться по конкурентоспособной цене, с последующим сбытом в Южную Азию и на Дальний Восток. В 2003 г. проект был завершен и первый танкер пришвартовался в Эйлатском нефтяном порту для загрузки, а не для разгрузки.

   Но возможности танкерных поставок каспийской нефти в Израиль ограничены пропускной способностью черноморских проливов. В Босфоре и Дарданеллах установлены жесткие лимиты на нефтетранзит, которые в 5 раз меньше пропускной способности трубопровода Эйлат-Ашкелон.

   В уже упоминавшейся статье Дова Конторера дается анализ различных политических и экономических последствий сооружения этого коридора. Для эйлатцев же важно то, что каспийская нефть дойдет до нашего берега Красного моря по трубам «без пересадки». Следовательно, возрастет активность эйлатского нефтяного порта, а значит, увеличится вероятность разлива нефти. Хватит ли у природоохранных организаций сил и решимости бороться за чистоту Эйлатского залива не с маленькими рыбоводными хозяйствами, а с таким гигантом, как КАЦАА?
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

free translation
Потребление памяти: 32.48MB