О себе и предках        15 апреля 2014        1777         1

80е -90е. ММБИ

(разные байки)

1.Как Матишов раскрыл сионистко-поморский заговор.

Текст написан для сайта Александры Горяшко. Литторины на литорали. История биологических стационаров Белого и Баренцева моря.

К началу 90-х годов вопрос о переезде ММБИ из Зеленцов в Мурманск был уже практически решен. И если научный состав мог рассчитывать на получение жилья и работы в Мурманске, то обслуживающий персонал из коренных жителей понимал, что на их должности в Мурманске найдутся мурманчане. Да и те зеленчане, что не были прямо связаны с Институтом, понимали, что с потерей градообразующего предприятия, которым был для Зеленцов ММБИ, поселку придет конец.

Коллектив ММБИ, Зеленцы, начало 1990-х гг.
В центре — с бородой, в очках и свитере — это я
И тогда председатель поссовета, Коля Кочетков, который был в оппозиции к Матишову, решил организовать коллективное письмо поморов в североморский горсовет (Зеленцы тогда были в его подчинении) и в североморскую газету.
Текст письма написали полтора еврея: я (100%) и Ира Малкова, по матери русская. Написали очень хорошо и душевно. Напирали на то, что нас, поморов, уже выселяли из неперспективных баренцевоморских деревень при Хрущеве, в результате чего на Восточном Мурмане осталось лишь два невоенных населенных пункта, мы и Териберка, что с уходом Института поселок захиреет, а нас, поморов, не ждут ни в Мурманске, ни в Североморске.
Коля говорил, что когда поморы подписывали это письмо, то они плакали от восхищения нами и жалости к себе. Но кто именно написал письмо, никто, кроме Кочеткова не знал.
Письмо подписали, отправили в Североморск, те, как водится, переслали Матишову. Матишов был очень зол, и быстро решил, что письмо написал я. Замечу, что информацию из близкого окружения Геннадия Григорьевича я получал в большом объеме. Однажды, когда рассерженный ГГ сказал мне:
— Ты думаешь, я не знаю каждое слово, которое ты про меня говоришь?
Я ответил ему:
— Ну, так и я знаю все, что Вы про меня говорите за спиной.
Но железная логика ГГ меня впечатлила. Ход его рассуждений был таков:
Черницкий спит с Хариной (Харина – моя нынешняя жена). 
Харин спит с Молчановской (Сын моей жены и его жена Юля).
Молчановский спит с Березиной (Юлины родители).
Березин спит с Клещевой (Юлины дядя и тетя).
Молчанвские, Березины, Клещевы – это очень большие поморские кланы, тесно переженившиеся.
Так что Черницкий поморов и возглавил в этом черном деле.

Правда, наказан я не был, но и толку от письма тоже не было.

2. «ВСЕ ТУТ СДОХНЕТЕ».

(написано для моего ФБ)
В поселок Дальние Зеленцы, академдеревушку на берегу Баренцева моря, зимой автомобильной дороги не было (и нет). На автомобиле/автобусе можно доехать до поселка Туманный, а дальше добираться гусеничным вездеходом. В автопарке нашего института было несколько ГТС (гусеничный транспортер средний. Вот похожий на фотографии, только еще тент брезентовый сверху был).

Набились мы в кузов, вещи навалили кучей посредине, сами на лавках вдоль бортов. Тесно, холодно, а что делать. Поехали. Через час вдруг остановились. Водитель со штурманов вылезли, походили вокруг и скомандовали:
— Вылезайте и вещи свои вытаскивайте, будем лопату искать. Что-то с гусеницей, надо докопаться и посмотреть. Не найдем лопату, все тут сдохнем.
Вылезли, вытащили, кругом полярная ночь и холодно, да еще ветер. Но лопату нашли, вещи обратно закинули, женщин в кузов посадили, копаем под гусеницу.
Докопались. Водитель посмотрел и сказал:
— Вылезайте и вещи свои вытаскивайте, будем запасной трак искать. Надо лопнувший заменить. Не найдем трак, все тут сдохнем.
Вылезли, вытащили вещи. Нашли трак, а он к днищу примерз. Обкололи лед вокруг него, отбили ото дна, водитель стал менять, а мы вещи обратно закинули, женщин в кузов посадили, даем сове(написано для ФБ)ты тем, кто меняет.
Поменяли, завели ГТС, собираемся ехать дальше. Тут одна из женщин (зеленецкие, это была Костенко) кричит:
— Стойте, а куда пропал мой спирт Рояль. Три бутылки! Не найду спирт, вы все тут сдохнете.
Мы вылезли, она выкинула все вещи из кузова, нашла свой спирт, в одиночку сложила все вещи обратно. Мы залезли внутрь и с удивлением обнаружили, что стало гораздо свободнее. Огляделись вокруг ГТС, нет, ничего не забыли, просто Люда все очень аккуратно сложила.
Дальше ехали без приключений.

3. Особенности покраски яиц в научном поселке на берегу Баренцева моря.

(написано для ФБ)

Когда точно, не помню, но коммунисты еще были при власти, может на заре перестройки, в зеленецком магазине кончились яйца. Такое и раньше случалось, но в тот раз — накануне Пасхи. И вот за два дня до праздника в поселок ворвалась незнакомая ГТС (см. фото, колесный транспорт к нам только летом мог проехать) и остановилась около магазина.

Из нее выгрузили коробки с яйцами. Больше она в магазин ничего не привезла. Кто проявил инициативу — неизвестно, но доставку оплатил Рыбкооп, которому принадлежал магазин.

И где-то в те же 80 е годы. Православная Пасха. Народ печет куличи, Пасху не делает, не бывало у нас творога весной, молока с фермы Академии Наук зимой-весной только детям хватало, яйца красит.
Нахожу у себя под дверью яйцо с голубым орнаментом, в котором преобладали шестиконечные звезды. Вечером сидим выпиваем с друзьями, я им с гордостью рассказываю, что меня, единственного породистого еврея на весь поселок, так своеобразно с христианским праздником поздравили. И тут одна женщина объясняет, что ничего хорошего в этом нет, что это заговоренное яйцо и кто-то хотел на меня порчу навести.

Ну я решил ответить шуткой на шутку, и когда через пару дней нас в очередной раз посетил куратор из Мурманского КГБ, чтобы выяснить, не придумали ли мы за это время что-нибудь интересное для вражеских разведок, я ему отдал это яйцо с сопроводительной речью, что кто-то покушается на дружбу советских народов.
Он, конечно, ничего делать не стал, но авторам яйца я настроение попортил, поскольку общался с чекистом при некотором скоплении народа. А люди, которые верят в заговоры, тем более должны верить в могущество КГБ.

4… и это все о ней!

(написано для ФБ)

Поскольку Дальние Зеленцы были поселком, а не городом, то кроме северных льгот у нас были и льготы для сельской интеллигенции. Заключались они в праве свободной подписки на газеты и журналы, а так же в возможности заказывать специальную и художественную литературу по тематическим планам разных издательств.

Газеты мало кто выписывал, поскольку почту привозили 1 раз в неделю, а то и реже, если пароход не мог по погодным условиям к нам зайти. Коммунисты обязаны были выписывать «Правду», многие выписывали еженедельную «Литературную газету», очень прогрессивную и популярную в те времена, подписаться на которую в больших городах было трудно. Литературные журналы, дефицитные в городах, тоже многие выписывали, ведь там печатали интересную беллетристику и публицистику. Выписывали и получали.

А вот с книгами было не так просто. В институтской библиотеке в начале осени появлялись тематические планы разных издательств с аннотированными списками книг, планируемых к выпуску в следующем году. В городах можно было оставить заявку лишь на специальную литературу, а нам можно было заказывать и художественную, но без гарантии, что заказ будет выполнен. Обычно те книги, которые были самыми интересными, нам не доставались.
Технически заказ выглядел как список номеров из темплана, которые я выписывал на карточку. Дальше наши библиотекари сводили индивидуальные заявки в общую и направляли в издательства.

И вот однажды зовут меня в библиотеку: — твой заказ пришел. Прихожу и мне вручают книгу издательства «Медицина» — «Колопроктология и тазовое дно». То ли я номером ошибся при заказе, то ли девочки при переносе, но заплатил и принес в лабораторию.
Сотрудница моя, почтенная женщина предпенсионного возраста, взяла эту солидно изданную книгу, стала листать. А там графики, диаграммы. Потом она вчиталась в текст и воскликнула «Григорич, так это же все про жопу!». После этого ее пролистали все сотрудники.

Поставил я ее на книжную полку рядом с такой же солидно изданной монографией нашего директора «Дно океана в ледниковый период». Я не прочитал ни ту, ни другую, но вместе две книги про дно смотрелись очень забавно.

5. ГОЛЕЦ СО ВТОРОЙ ФОРМОЙ ДОПУСКА

(написано для ФБ)

Конец 80х. Я работаю заведующим лабораторией биологии лососевых рыб в Мурманском морском биологическом институте.

Первый секретарь Мурманского обкома КПСС посетил съезд компартии Норвегии. Хозяева показали ему фермы по выращиванию семги в морских садках. Вернувшись в Мурманск он приказал местному рыбному хозяйству сделать такое и у нас.

Мои возражения что у нас нет таких объективных условий, как в Норвегии, нет таких фьордов, а главное, что Гольфстрим по дороге от Норвегии к Кольскому берегу остывает на несколько градусов и это критично, так как температура морской воды зимой становится летальной для семги, натыкались на набор партийно-демагогических лозунгов, типа «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики».

Ладно, пришлось заняться любимым делом советских ученых — удовлетворением своего любопытства за казенный счет. (Тогда еще не было системы грантов, так что на зарплате нашей это не отразилось, но важность и практическую значимость работы можно было доказывать заданием Обкома).

Мы стали исследовать физиологию семги, оказавшейся в морской воде низкой температуры. В природе она быстро уплывает из таких условий подальше в теплые воды Гольфстрима, но у нас в бассейнах ей бежать некуда было, так что получились интересные результаты. Позже, в докладе на советско-норвежской конференции, я сказал, что работа выполнена благодаря компартии Норвегии, чем вызвал смех норвежцев. Но кусок докторской диссертации из этого получился.

А другим направление работ стало исследование гольца Новой Земли. Тут меня больше привлекала география, чем биология. Я всегда хотел побывать на арктических островах. Но и сам объект, Salvelinus alpinus, арктический голец, многоликая рыба семейства лососевых, очень интересен.
Жизнь гольца, как и всех лососевых рыб, начинается в пресной воде, где из икринок выклевываются мальки. А дальше возможны варианты.
Рыба может остаться жить в пресной воде, откармливаясь в озерах, а может уйти на нагул в море.

В первом случае на пресноводном корме (насекомые, моллюски, ракообразные, более мелкие рыбы) они дорастают до килограмма, максимум двух. Пресноводные популяции заходят на юг до альпийских озер. Отсюда и латинское название вида — альпийский. Так назвал его Карл Линней в 1758 г.
В море, питаясь в основном стайной рыбой, проходные особи могут вырасти и до 15 кг. Гольцы идут на нерест в реки от Скандинавии и Кольского полуострова до Канады и Аляски. Несмотря на то, что гольцы не уходят далеко в море, они встречаются и в реках северных островах: Исландии, Гренландии, Шпицбергена, Новой Земли, так что их нерестилища находятся гораздо севернее, чем у остальных лососей.
И вот под лозунгом «Голец — это самый северный лосось, так давайте разводить в Мурманской области его, а не семгу», я стал пробивать экспедицию на Новую Землю, где водятся очень крупные гольцы.

Первый раз мы высадились на Южный остров нелегально, у нашего судна «Помор» были иные задачи, но вечером оно подошло к устью реки в пустынной части острова, мы поставили сети в реке, установили палатку и стали ждать утра, посменно поддерживая костер, поскольку белые медведи появлялись в поле зрения. Осенью они сытые и неагрессивные, но ….

Утром убедились, что ничего не поймали, зато разглядели вдали какие-то здания. Пошли туда, это была позиция ПВО. Нас даже чаем напоили и рассказали, что в этой речке рыбы мало, и что, вообще, все промысловые реки поделены между разными частями гарнизона, так что браконьерить нам не дадут, надо официально договариваться с адмиралом.

Следующий год ушел на переговоры и согласования, полигон на Новой Земле был центрального подчинения, поэтому ни обком, ни командование Северным флотом не могли приказать им принять нас, а только вежливо просить.
Но все-таки экспедицию разрешили, потребовав, чтобы у всех участников был допуск к секретным сведениям по второй форме.
Мне успели оформить лишь третью форму — «для граждан, допускаемых к секретным сведениям», а остальных участников набрали из тех, у кого уже был такой допуск «для граждан, допускаемых к совершенно секретным сведениям». Наш директор, будущий академик, Г.Г.Матишов, имел ее по должности, а еще мы взяли двух парней из лаборатории, занимавшейся совместными проектами с военными. Меня, чтобы не выгнали с закрытой территории с низким допуском, назначили начальником этой экспедиции.
Вот мы вчетвером на фотографии. Сверху я, как и положено начальнику, а во втором ряду сверху вниз Г.Г.Матишов, Валера Деревщиков и Андрей Кондаков.

Директор провел успешные переговоры с командованием полигона и следующие 2 года мы вдвоем с сотрудником моей лаборатории (у нас уже был допуск по второй форме) провели весенние и осенние работы в бригаде военных рыбаков, ловившей гольцов «для улучшения питания военнослужащих». Но потом полигон стал готовится к возобновлению подземных испытаний и нас быстро выставили на Большую Землю. Сотрудник, который собирался делать кандидатскую диссертацию по новоземельскому гольцу, уехал из Заполярья в Беларусь, да и я стал думать про Израиль. Поняв, что секретность мне может только помешать, не стал ее возобновлять. Так что интересны путешествия и несколько научных публикаций были, а практического результата не было.

Но арктический голец неожиданно сам пришел ко мне в г. Эйлат на Красном море. Пришел из садков скандинавских лососеводов. В последние годы он стал популярным объектом рыбоводства в Исландии и Норвегии, где ценится даже выше атлантического лосося. Оттуда рыба попала в г. Купянск Харьковской области, где его и закоптили для израильтян. Допуск был от отдела кашрута Объединения раввинов Восточной Европы.

 

6. ПРО ОТОПЛЕНИЕ.

Январь, мерзну на берегу Красного моря и вспоминаю, как мы зимовали раньше.

Дальние Зеленцы. Место изолированное и приспособленное к автономному существованию. В многоквартирных домах были горячая вода и центральное отопление.
Электрокотельная (здание-кубик правее жилого дома на фото) получала электричество от областной электросети, а от нее горячая вода  по трубам разводилась по домам.
Отопительный сезон длился долго, трубы и домовые сети требовали ухода и ремонта…

И вот, в начале перестройки, приезжает к нам коллега, ребенком вывезенный в США. Сидим, ужинаем, а он и говорит: — Вы идиоты тут? Вы превращаете электричество в горячую воду, а потом, с потерями, по холоду, эту горячую воду транспортируете на большие расстояния. Ведь можно в каждой квартире поставить электробатареи и нагреватели воды.

Когда мы с директором были в Норвегии, я пересказал ему эту идею и показал батареи, которыми пользовались норвежцы. Он оценил идею, тем более, что мы выполняли работы для норвежцев и американцев, которым по тем временам было удобнее платить нам бартером.


Все руководство института посмотрело документацию и согласилось. Но идею зарубила наша главная бухгалтер:
— Вы что, … … …, их же сопрут.

Получилось прямо как в анекдоте:
— Батюшка, а почему у нас в храмах оргАны не стоят, как у католиков?
— А потому, сын мой, что это талант не пропьешь, а фисгармонию — запросто.

 

 

 

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Ермолаев Вадим:

    Да, были времена! Есть что вспомнить….

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

free translation
Потребление памяти: 36.44MB